Накануне автокефалии УПЦ: решающий бой за Украину

  • 14.09.2018

Стамбульская встреча: отправная точка решающей битвы
1 сентября в Стамбуле Вселенский патриарх Варфоломей лично сообщил главе РПЦ Кириллу о намерении даровать автокефалию УПЦ. Понятно, что благодаря мощной сети зарубежной агентуры верхушка Кремля и Кирилл, как неотъемлемая часть провластной вертикали, были хорошо осведомлены об тщательная проработка Вселенским патриархатом вопрос Томоса для УПЦ. Тем более, что подготовка подобных вопросов это дело даже не одного года, ведь еще в 2008 году. В. Ющенко обращался к Святейшему с подобной просьбой. Однако окружение Кирилла явно недооценило реальности намерений Варфоломея, имея на то веские аргументы.
Так, РПЦ может похвастаться не только самой большой численностью прихожан среди поместных православных церквей (примерно треть всех православных), но и особым статусом Кирилла на властном олимпе Кремля.
Фактически Кирилл является одним из немногих, кто имеет прямой доступ к Путину и входит в ближайшее окружение российского президента
К тому же вряд ли, кроме РФ, в христианском мире есть страна (за исключением, возможно, Грузии), где церковь могла бы влиять не только на религиозные вопросы, но и на политические процессы и даже находилась на государственном содержании (хоть официально это и не закреплено).
Такой привилегированный статус дает возможность РПЦ активно влиять на мировое православие не только финансово, но и через возможности дипломатических учреждений РФ за границей, а также зарубежной агентуры ФСБ, ГРУ, СВР (имеются в виду традиционные методы работы российских спецлужб — вербовка священнослужителей, частичное финансирование строительства и отделки церквей, информационные кампании в зарубежной прессе и тому подобное).
Примером мощного влияния РПЦ на поместные церкви является игнорирование участия представителями Антиохийской, Грузинской и Болгарской автокефалий в первом за последнее тысячелетие Вселенском Соборе на Крите в июне 2016 г. Официальная причина демарша: несогласие с некоторыми организационными вопросами. Реальное же объяснение заключается, безусловно, в намерениях РПЦ публично задекларировать, что центр мирового православия отныне смещается из Константинополя в направлении Москвы

На фото: директор ФСБ Александр Бортников с главой РПЦ Кириллом

О недооценке Кириллом Вселенского патриарха свидетельствует и то, что реакция РПЦ на намерения Варфоломея даровать автокефалию УПЦ последовала не сразу, а лишь через неделю. То есть вполне очевидно, что РПЦ не имела заранее подготовленных для обнародования заявлений, согласование которых с Кремлем занимает определенное время.
Так, лишь 9 сентября Отдел внешних церковных связей РПЦ обнародовал угрозы разорвать отношения с Константинополем, если УПЦ получит автокефалию. Не удивительно, что следующим рупором РПЦ стал ее украинский филиал — УПЦ (МП), который указал на грубое нарушение Константинополем канонической территории Украинской православной церкви.

На фото: глава УПЦ (МП) Онуфрий и В.Путин

Но наибольшую тревогу вызывает тот факт, что едва ли не сразу после недавней Стамбульской встречи священники всех 53 епархий УПЦ (МП) активизировали разъяснительную работу с прихожанами о якобы «катастрофические последствия возможного предоставления Вселенским Патриархом Варфоломеем Томоса для УПЦ (Киевского патриархата) во главе с “раскольником Денисенко”, что угрожает существованию всего мирового православия». Свои аргументы священнослужители подкрепляют тем, что через “раскольников-капешникив” в нашей стране продолжается война – и это только начало». Такие беседы происходят главным образом сразу по завершении воскресных богослужений в форме проповеди священников к своей пастве, однако имеют место и во время совершения церковных таинств (крещение, венчание, соборование).
Безусловно, подобная пропаганда происходила и ранее, однако она не имела столь системного характера, когда все попы УПЦ (МП) выступили единым фронтом, доказывая пастве четко согласованы антиукраинские месседжи.
При этом, удивляет слаженная работа священников и оперативность с которой позиция РПЦ была доказана всем 10 тысячам попов УПЦ (МП). Это еще раз указывает на то, что принципы организации работы РПЦ и ее украинского филиала очень похожи на военной структуры.

Почему украинское православие является столь важным для России?
Украинское православие является ключевым форпостом для РФ. Не секрет, что по численности епархий Украина сопоставима с Россией. К тому же Кремль прекрасно осознает, что в стране, население которой доверяет по сути только церкви, самым эффективным инструментом воздействия на людей является обычный рядовой священник. Именно священник, который в пределах своей епархии знает по имени каждого прихожанина и досконально знаком с проблемами обычных украинских семей, формирует общественное мнение на селе, в городе, регионе и, наконец, в целой стране. А если учесть, что священниками являются в основном высокоинтеллектуальные личности с колоссальными навыками профессии психолога, становится понятным, что священнослужитель — самый эффективный инструмент влияния на общественное мнение в Украине. Думаю каждый, кто проходил таинство исповеди мог убедиться, что опытному священнику не сложно быстро разобраться в проблемах исповедника и найти для него нужные слова.
Все это лишний раз подтверждает, что контроль Кремлем части УПЦ дает возможность эффективно влиять на внутренний и внешний суверенитет Украины. Здесь целесообразно вести речь и о возможности с помощью церкви обеспечивать “правильное голосование” прихожан на выборах, и быстро организовывать акции протеста, настраивать людей против ЕС и НАТО и много всего другого.
В свете этого, вряд ли правильным будет считать, что влияние РПЦ на Украину продиктован, в первую очередь, материальным обогащением за счет пусть даже значительных пожертвований украинских прихожан.

устоит Ли Вселенский патриарх?
Вселенский патриарх выстоит. У него просто не имеет другого выхода, чем проявить принципиальность в вопросе Томоса для УПЦ — пусть даже путем глобальных перемен в православном мире.

Этому есть логическое объяснение.
Так, на протяжении последних десятилетий рост влияния РПЦ на мировое православие прямо пропорционально приводило к падению авторитета Константинополя, который уже в недалеком будущем рисковал превратиться скорее исторический, чем религиозный центр.
Дошло даже до того, что в 2016 г., за полгода до Вселенского собора под председательством Варфоломея, Кирилл провел на Кубе историческую встречу с Папой Римским. Таким образом наместник РПЦ не только в определенной степени посягнул на компетенцию Вселенского Патриарха, а и дал всему православному миру сигнал, что именно Москву отныне нужно начинать воспринимать как всеправославный центр. Очень символический шаг в преддверии июньского Собора на Крите.

На фото: Кирилл встречается в Гавани с Папой Римским Франциском

Трудно не замечать и динамичный рост численности прихожан и храмов УПЦ (КП) и УАПЦ, категорическое неприятие паствой всего, что имеет отношение к стране, с которой идет война. Да и официальная статистика из года в год упрямо свидетельствует постоянный рост численности прихожан УПЦ (КП) и УАПЦ при стабильном снижении сторонников УПЦ (МП).
Более того, увеличение численности православных в Украине на фоне прироста количества мусульман в РФ уже в течение обозримого будущего может превратить именно УПЦ на крупнейшую поместную церковь в православном мире.
Правда УПЦ и так уже давно достигла масштабов поместной церкви. На фоне этого, просто нелогичными в глазах Вселенского патриарха, да и в конце концов всего православного мира, выглядят обвинения со стороны РПЦ в адрес миллионов прихожан УПЦ (КП) в раскольничестве.

В заключение
Ситуация разворачивается таким образом, что своим пренебрежительным отношением к Вселенскому Патриарху и откровенно враждебной политикой в отношении Украины именно РПЦ является раскольником мирового православия.
При этом, особенно болезненным для Кремля стало осознание необратимости не только автокефалии УПЦ, а и понимание того, что рост роли Украинской православной церкви будет происходить при одновременном снижении масштабов и авторитета РПЦ.
Понятно, что процесс предоставления Томоса займет определенное время — наиболее вероятно около полугода. И это время решающей битвы. Время, когда Россия задействует всех возможных средств, включая агентурой ФСБ для того, чтобы дискредитировать идею автокефалии УПЦ, посеять вражду между христианами Украины разных конфессий.
В этих условиях православным верующим очень важно понимать, что беседы священнослужителей с прихожанами о “раскольниках-капешникив”, мощная информационная кампания российских и некоторых украинских СМИ по дискредитации автокефалии УПЦ есть ничто иное, чем отчаянная работа спецслужб РФ в решающей битве за Украину.

Николай Лимаренко

...