Расходы на одного украинского ученого в 70 раз ниже, чем в США, и в три раза ниже, чем в России

  • 05.11.2018

Финансирование украинской науки увеличили на 30% — с 4700000000. Грн 2017 года до 6100000000. Грн 2018 года.

Национальная академия наук Украины вынуждена работать неполный день, говорят там. Не хватает заработной платы ученым.

За три года количество работников НАН Украины уменьшилась на 26%. По сравнению с 1991 годом, общая численность сотрудников сократилась с 90 до 30 тыс. Работники переходят в другие сферы деятельности или едут за границу, где есть возможности реализовать себя.

— У власти нет понимания для чего нужна наука. По словам чиновников иногда складывается такое впечатление, что цель ученых — приобретать Нобелевские премии. Будто они спортсмены на Олимпийских играх, — говорит научный сотрудник Института физиологии имени А.А. Богомольца НАН Украины Алексей Болдырев. Он рассказал о состоянии украинской науки.

Украинская наука уступает Западной?

— В смысле научных идей работаем мы на хорошем европейском уровне. Работа идет полным ходом. У нас в институте исследовали украинский кровоостанавливающее препарат «Кровоспас». Экспериментировали на свиньях. Оказалось, препарат — не хуже подобный американский. Его уже производят, но малыми партиями. Также с коллегами исследовали один из видов эпилепсии — абсансных. Мы обнаружили одну из возможных причин этого заболевания.

А как с технологиями исследований и оборудованием?

— В этом уступаем и будем уступать все больше. Ощутимо отстаем по оборудованию. Причина — недостаточное финансирование. Проблема и в том, что наука не является приоритетом ни одной политической силы, властной агентства, органов. Невероятными силами и усилиями ученые написали новый закон «О науке и научно-технологическую деятельность». Писали ученые из Института теоретической физики им. Н.Н. Боголюбова НАН Украины. Ругались и согласовывали с Академией наук, Министерства образования, комитетом Верховной Рады. Закон приняли в конце 2015 года. Его не выполняют.

У власти нет понимания для чего нужна наука

Почему ситуация не меняется?

Главная суть закона «О науке и научно-технологическую деятельность» в том — чтобы в Украине появилась стратегия научного развития. В этот закон наука в госпрограммах была на уровне со спортом.
В этом законе заложили идею о научном государственный орган — Национальный совет по науке и технологиям. С одной стороны, должны быть все профильные министры, руководители научных учреждений, Академии наук, крупнейших университетов, обладминистраций, где есть научно-технический потенциал. С другой Научный комитет — это 24 лучших украинских ученых, избранных по представлению научного сообщества.
Их отобрала комиссия из ученых. Такой Идентификационный комитет из девяти человек, шесть из которых иностранцы, эффективно работает за рубежом. Далее Научный комитет вырабатывает стратегию и докладывает ее правительства. Ее утверждают, создают Национальный фонд исследований для замены системы финансирования. Проводят конкурсное финансирование, где оценивают достижения и работу ученого. Выполнение Закона активно тормозят. Комитет должны были избрать до середины 2016 года. Выбрали в декабре 2017 года. Фонд надеялись запустить 2017 года. Этого не сделали. Обещают, что заработает с 2019 года.

Почему закон тормозят?

— Потому что нет того же понимания для чего нужна наука. Правительство много говорил о «Горизонт 2020». Это самая программа ЕС по финансированию науки и инноваций, ее бюджет — почти 80000000000 евро до 2020 года. Ее цель — превратить Европу в привлекательное место для первоклассных ученых, решать острые проблемы общества. Проект подписали. ЕС приглашал экспертов-ученых от Украины в комитет Программы. Они имели отбирать проекты, внедрять изменения. В Минобразования прошлом году провели конкурс. Потом — тишина. В августе 2018 — обзвонили избранных участников. И снова молчат.
Как дела с научной эмиграции по сравнению с другими годами?
— В 1990-х годах выезжали тотально. В 2000-х появилась надежда. Ученые начали оставаться, некоторые возвращаться. Появилось финансирование и люди просто хотели на родину. Сейчас тотальный выезд. Возвращаются реже. Один ученый может поддерживать работу нескольких лабораторий. Отъезд такого ученого провоцирует закрытие области. Главная причина выезда — бесперспективность. Украинцы привыкли выживать, а не жить

Вы работали в США, Сингапуре, Арабских Эмиратах. Какие там условия для ученых?

— Наука — это не о зарабатывании денег. В Арабских Эмиратах получал хорошо. В Америке чуть более безработный. В большинстве стран ученые получают мало. Но в Америке можно арендовать квартиру, есть, ездить куда хочешь и откладывать средства. В Украине обычно все останавливается на есть. В 2014-2015 годах преподавал в Национальном медицинском университете имени Богомольца. Получал 500 гривен в месяц. Вроде не много, но когда перестал преподавать, почувствовал как не хватает тех денег.

Задумывались о том, чтобы остаться работать за границей?

— Всегда предлагали остаться. Я отказывался. Сначала были надежды, что в Украине что-то наладится. Затем стал взрослее и увидел заинтересованных студентов. Хочется им помочь и научить. Трудно оставить родину. Вырос здесь. Когда работаешь в одном месте долго, ты знаешь все. Прирастаешь. Друзья и родственники говорят, что я болен. Незнакомые, что идиот.

То есть сейчас нельзя говорить о позитивных изменениях в украинской науке?

— Можно сказать, что общество начало интересоваться наукой. Популяризировать науку с коллегами с 2010 года. В 2014 году произошел перелом. Люди, к сожалению, малообразованные. Полагают, что Маск — это наука. На самом деле, только технологии и бизнес.

Друзья и родственники говорят, что я болен. Незнакомые, что идиот

Можем ли мы использовать опыт украинских ученых, вернувшихся из-за рубежа на благо Украины?

— Обязательно. В Китае активно практикуют подобное. Они разработали программу для возвращения ученых. Китайский ученый, проработавший 5 или 10 лет за границей получает лабораторию и стартовый грант, чтобы ее оборудовать и делать большие результаты в стране. В Украине поддержка только на словах.

В чем основная проблема нашей науки в вашей сфере?

— нет среднего звена — между учеными и бизнесом. К тому же у нас бизнесмены строят планы на полгода. Ибо не знают, что будет дальше. А вывод лекарства на рынок нередко занимает лет пять-десять. Есть примеры, когда ученые шли в производство. Но они уже не ученые. Потому что создают новые знания. Только ищут средства для внедрения своих открытий. В этом нет ничего плохого для таких ученых, но для науки они часто потеряны.

А как в других странах?

— В США хорошо отлаженный путь от научного открытия до конвейера. Проводят лабораторные исследования или в институте. Доводят его до образца препарата. Фармацевтический гигант делает клинические исследования. И готовит товар к массовому производству. Обязательно защищены права всех участников создания препарата. Каждый получает процент от дохода. В Украине этот процесс сложный, практически невозможен.

Ученые смогли передать мысли одного человека другому. Исследователи создали устройство, которое транслировал мнения двух людей в голову третьего. Использовали электроэнцефалографии, которая позволяет считывать информацию, и транскраниальная магнитная стимуляция для того, чтобы ее передавать. Эти технологии ловят или отправляют сигналы в мозг с помощью электромагнитного поля сквозь кость.

Как дела с научной эмиграции по сравнению с другими годами?
— В 1990-х годах выезжали тотально. В 2000-х появилась надежда. Ученые начали оставаться, некоторые возвращаться. Появилось финансирование и люди просто хотели на родину. Сейчас тотальный выезд. Возвращаются реже. Один ученый может поддерживать работу нескольких лабораторий. Отъезд такого ученого провоцирует закрытие области. Главная причина выезда — бесперспективность. Украинцы привыкли выживать, а не жить

Вы работали в США, Сингапуре, Арабских Эмиратах. Какие там условия для ученых?

— Наука — это не о зарабатывании денег. В Арабских Эмиратах получал хорошо. В Америке чуть более безработный. В большинстве стран ученые получают мало. Но в Америке можно арендовать квартиру, есть, ездить куда хочешь и откладывать средства. В Украине обычно все останавливается на есть. В 2014-2015 годах преподавал в Национальном медицинском университете имени Богомольца. получал 500 гривен в месяц. Вроде не много, но когда перестал преподавать, почувствовал как не хватает тех денег.

Задумывались о том, чтобы остаться работать за границей?

— Всегда предлагали остаться. Я отказывался. Сначала были надежды, что в Украине что-то наладится. Затем стал взрослее и увидел заинтересованных студентов. Хочется им помочь и научить. Трудно оставить родину. Вырос здесь. Когда работаешь в одном месте долго, ты знаешь все. Прирастаешь. Друзья и родственники говорят, что я болен. Незнакомые, что идиот.

То есть сейчас нельзя говорить о позитивных изменениях в украинской науке?

— Можно сказать, что общество начало интересоваться наукой. Популяризировать науку с коллегами с 2010 года. В 2014 году произошел перелом. Люди, к сожалению, малообразованные. Полагают, что Маск — это наука. На самом деле, только технологии и бизнес.

Друзья и родственники говорят, что я болен. Незнакомые, что идиот

Можем ли мы использовать опыт украинских ученых, вернувшихся из-за рубежа на благо Украины?

— Обязательно. В Китае активно практикуют подобное. Они разработали программу для возвращения ученых. Китайский ученый, проработавший 5 или 10 лет за границей получает лабораторию и стартовый грант, чтобы ее оборудовать и делать большие результаты в стране. В Украине поддержка только на словах.

В чем основная проблема нашей науки в вашей сфере?

— нет среднего звена — между учеными и бизнесом. К тому же у нас бизнесмены строят планы на полгода. Ибо не знают, что будет дальше. А вывод лекарства на рынок нередко занимает лет пять-десять. Есть примеры, когда ученые шли в производство. Но они уже не ученые. Потому что создают новые знания. Только ищут средства для внедрения своих открытий. В этом нет ничего плохого для таких ученых, но для науки они часто потеряны.

А как в других странах?

— В США хорошо отлаженный путь от научного открытия до конвейера. Проводят лабораторные исследования или в институте. Доводят его до образца препарата. Фармацевтический гигант делает клинические исследования. И готовит товар к массовому производству. Обязательно защищены права всех участников создания препарата. Каждый получает процент от дохода. В Украине этот процесс сложный, практически невозможен.

Ученые смогли передать мысли одного человека другому. Исследователи создали устройство, которое транслировал мнения двух людей в голову третьего. Использовали электроэнцефалографии, которая позволяет считывать информацию, и транскраниальная магнитная стимуляция для того, чтобы ее передавать. Эти технологии ловят или отправляют сигналы в мозг с помощью электромагнитного поля сквозь кость.

Автор: Владимир Мукан, Ирина Рубан

...