Темные стекла равнодушия

  • 24.11.2019

Вчера у меня на окне стояла свеча — маленький квантик света, который извещает вселенная, мы еще живы, что мы — украинцы, и мы помним.

Такие же свечи стояли на АВТарк в моей френд-ленте. И могло показаться, что нас много.

Но стоило посмотреть в окно — и иллюзия исчезала. Киев мигал ярким электрическим светом в одних окнах, где хозяева были дома, или же отражал чернотой в других, где хозяева пошли в другое место субботним вечером. И хорошо если на сотню подоконников приходился один трепещущий огонек …

Помните манкуртов в романе Айтматова? Они не рождались без памяти, и их вины не было — их искалечили, им отобрали память, когда провели через невероятное страдание и боль. Те, кто выжили физически, стали мертвыми ментально.

Свеча в окне нужна не нашим погибшим предкам, а нашим будущим внукам

Мы — нация-манкурт. Голодомор стал слишком страшной карой, чтобы после него остаться в сознании. Сработали биологические защитные механизмы — чтобы выжить хотя бы физически, надо было забыть и не вспоминать. Евреи, которые выжили в Холокосте, прошли через такую ​​же же травматическое амнезию. Но в следующем поколении наоборот — поняли, что пока все не вспомнят все, и пока эта память не станет частью сознания и самоидентификации каждого, нация не способна будет ожить и преодолеть травму. Они прошли этот путь, вспомнили и больше не забудут — чтобы больше не допустить и понесенные жертвы не стали напрасными.

Мы еще только в начале этого пути. И большинство из нас еще не понимает, что свеча в окне нужна не нашим погибшим предкам, а нашим будущим внукам. Манкурты не мыслят категориями будущего времени, так же как и категориями исторической памяти. Выжить здесь и сегодня, есть, пить, развлекаться, радоваться одному дню — это у нас оттуда же, по Голодомору, по репрессиям, из войн и оккупации. Это восприятие жизни неизбежно возникает, когда просто выжить лишний день — это уже сверхзадача. Но это надо перерасти. Иначе — растворение в мире, который равнодушен к нам, и создан победителями. Потомками тех, кто убивал, а не тех кого убивали.

Свечей вчера горел до обидного мало. Но все же они тлели в темноте. Как напоминание, которой пока меньшинством мы на земле наших убитых голодом предков. И какую это накладывает на нас ответственность.

Евгений Дикий

Его правление покрыто мраком неизвестности

  • 20.11.2019

Искренне завидую людям, которые проанализировали первые полгода правления Владимира Зеленского и написали об этом большие посты с плюсами и минусами. Для меня первые полгода Зеленского покрыты мраком неизвестности:

1. Я не знаю, как Зеленский относится к нашему врага — России. С одной стороны, он наш главнокомандующий, с другой — в России рынок для его бизнеса, а в его команде полно русофилов от Разумкова с «Молодых регионов», в Ермака.

2. Я не знаю, как Зеленский планирует заканчивать войну. О «перестать стрелять» я слышал, но я очень не уверен, что это работает. Стрелять мы, вроде бы, перестали, а люди продолжают гибнуть и конца края этому не видно.

3. Я не знаю, какую экономическую политику проводит Зеленский. На выборы его партия шла либертарианцев, а после выборов сказали, что станут социалистами. Это настолько разное, что совместить не получится никак.

На выборы его партия шла либертарианцев, а после выборов сказали, что станут социалистами. Это настолько разное, что совместить не получится никак

4. Я не знаю, как Зеленский относится к евроинтеграции. Он произносит какие-то слова об этом, но его МИД заточен под работу с Россией и евроинтеграторы один за другим покидают МИД.

5. Мне непонятно отношение Зеленского к рынку земли. Он, вроде, и рынка, но иностранцам землю продавать не хочет. Так это рынок или земельный междусобойчик для украинских олигархов?

6. И мне непонятна еще целая куча вещей. Социальная политика. Децентрализация. Декоммунизация. Борьба с коррупцией. Отношения с Коломойским. Почему не сидит Ахметов. Зачем свернули реформу судебной системы. Зачем берут под тотальный контроль суды и силовые ведомства.

Понятно только одно. Полгода Зеленский имеет неограниченную власть. И никто не понимает, куда он ведет страну. И ведет вообще.

Сергей Марченко

Бизнес становятся сильными благодаря продуктам, а по-настоящему большими — с помощью эмоциональной близости с клиентами

  • 10.11.2019

Рынок перенасыщен товарами и услугами. За несколько дней можно получить товар из другой части планеты, нажав кнопку «купить». 20 лет назад было трудно представить, что человек будет выбирать смартфон с десятка возможных вариантов. Это формирует у покупателя, с одной стороны, чувство пресыщения, а с другой — желание быть особенным. Невозможно создать товар, который влюбит в себя, не вложив в него чувства. Люди чувствуют манипуляции.

Чтобы создать эмоциональный продукт, нужно:

— работать в интересах клиента, быть его союзником,

— быть не только полезными, но искренними и отзывчивыми,

— отличаться от других, предлагая больше,

— быть собой, но регулярно усиливать опыт.

Ваши клиенты уже знают, как построить классную компанию. Нужно просто внимательно посмотреть, что они любят, что их драйв, чем они пользуются ежедневно и чего им не хватает для счастья

Когда автоматизированные системы заменят большинство сервисов, эмоциональные проекты будут впереди. Вы добьетесь успеха, если будете мыслить глобально и забудете о границах.

Ваши клиенты уже знают, как построить классную компанию. Нужно просто внимательно посмотреть, что они любят, что их драйв, чем они пользуются ежедневно и чего им не хватает для счастья. Митч Штейн, технологический директор Apple, советовал: «Не спрашивайте пользователей, чего они хотят. Живите с ними. Смотрите на ситуацию широко. Вам нужно понять культуру, в которой живут ваши пользователи, понять, что ими движет». Наблюдение и эмпатия открывают нам боли и проблемы клиентов.

«Лучше, чтобы среди ваших клиентов было 100 человек, которые любят вас, чем миллион людей, которые просто неплохой о вас мнения. Найдите эту сотню», — говорил Пол Грэм, основатель Airbnb. 100 первых клиентов должны почувствовать, что вносят свой вклад в развитие сообщества. И Airbnb знают свое дело. Они предлагают то, чем не могут похвастаться однотипные отеле: жилье на любой вкус и бюджет с погружением в культуру.

Думайте о том, как изменится окружающий мир, бизнес-среда или отдельный человек, благодаря вам

Думайте о том, как изменится окружающий мир, бизнес-среда или отдельный человек, благодаря вам. Людям нужен живой бренд, который подарит новый опыт, качественный сервис и положительные эмоции. Так, наши резиденты могут объединяться и создавать новые проекты. Например, в одном из офисов пилит свой продукт айтивець, продукт крутой, классный начинка, взрыв рынка. Но представить продукт на этом самом рынке айтивець не может. На happy hours он знакомится с экстравертом-маркетологом, у которого за плечами — 10 лет экспертизы. Результат — отличный продукт выходит на рынок и попадает к своей целевой аудитории.

Во всех современных брендов есть своя философия, которая выделяет продукт из десятка подобных. Бренды рассказывать историю создания и создателя. Люди любят покупать легенду. Идите от скучных историй о возможности компании. Придумайте свой сюжет. Сторителлинг — это мощный канал завоевания аудитории. Так, некоторые бренды украшают упаковки продуктов фотографиями своих клиентов, другие — предлагают примерить очки с помощью VR.

Люди любят покупать легенду

Помните о проблеме «последней мили». Когда продукт готов почти полностью, есть риск оставить его незавершенным, забыть о тех 5-10% процентов работы, которые кажутся факультативными, или сделать все как попало. На самом деле финальная часть важна. Именно на этом этапе легко сделать ошибку или упустить главное. Не забывайте, что эмоциональный продукт как ограненный алмаз. Его нужно отшлифовать. Дизайн делает решение целостным. Каждая деталь важна. Каждый элемент несет отдельный месседж. Все должно быть продумано до мелочей. Первая наша локация в БЦ Senator оформлена в стиле арт-деко, переносит в Нью-Йорк времен «Великого Гэтсби». Вторая площадка в БЦ Gulliver — отсылка к рок-клубов Лос-Анджелеса 1980-х. Creative State of Arsenal — в стиле арт-нуво. Четыре основные черты моего бизнеса — смелость, дерзость, технологичность, комфорт. Для успеха важны комьюнити, что вдохновляет, открытость и способность выходить за рамки. В такой атмосфере будут рождаться Google и Apple нового времени.

Люди хотят объединяться ради общего роста, новых идей и общего будущего. Уже сегодня социальное предпринимательство, циркулярная экономика, impact-инвестирования, sharing economy — двигатели бизнеса.

В книге «From waste to wealth» говорят о том, что компании, построенные по этим принципам, будут экономически выгодными в долгосрочной перспективе. Они больше не строят бизнес только вокруг прибыли, а стремятся создать благоприятное влияние на мир вокруг. В будущем бизнес будет заниматься социальным инвестированием в больших масштабах. Каждая компания должна задуматься о том, что оставит после.

Эра владения вещами уже в прошлом

Эра владения вещами уже в прошлом. Люди отказываются от консьюмеризма и перепроизводства в пользу sharing economy. Сотни компаний во всем мире давно выступают посредниками между теми у кого есть, чем поделиться, и теми, кто хочет этим воспользоваться.

Всегда ищите новые точки роста. Традиционные метрики успеха компании уже не актуальны. Невозможно удовлетворить желание поколения Y и Z без инноваций. Скорость — новая валюта, а технологии — ваше топливо. Используйте это.

Нас ждет масштабное внедрение автоматизированных и роботизированных комплексов. Те компании, которые проигнорируют эту тенденцию, уже завтра будут мамонтами. По данным Harvard Business Review, 10 топовых компаний мира изменили стратегию, создав новые технологические решения. Так эти бренды повышают свою ценность для клиентов. Netflix начинали с онлайн-проката дисков, а стали самой стриминговою компанией с собственным продакшн. DBS из традиционного банка превратились в диджитал-компанию, которую в 2018 году признали лучшей в мире (в своем сегменте).

Мы — свидетели того, как флагманы инновационных бизнесов Google, Amazon, Facebook меняют мир. Компании, в которых получится создавать будущее, опережать рынок, будут прибыльными. Это касается и коммерческой недвижимости. Больше не нужно обладать квадратными метрами, чтобы масштабироваться и быть экономически выгодными.

Эмоции создают вектор движения. Идите от банальных идей. Смотрите в будущее. Меняйте правила игры и становитесь трендсеттерами рынке.

Илья Кенигштейн

Идея наказывать СМИ за манипуляции не может быть реализована в правовом поле

  • 07.11.2019

Когда люди без юридического образования призывают за что-то новое наказывать, то есть по криминализации определенного действия, они совершенно не представляют, что уголовное право — это наука точная, как математика. Неточной ее делают невежды в парламенте.

Идея наказывать СМИ за манипуляции, как бы это понятно объяснить, не может быть реализована в правовом поле. Разве по принципу — «бумага все стерпит» и руководствуясь нормой Конституции об отсутствии ответственности нардепов за результаты голосования.

Уголовное право — это наука точная, как математика. Неточной ее делают невежды в парламенте

Почему это технически невозможно?

Потому что нет линейки или весов, то есть однозначного и безусловного критерия, которым можно отделить манипуляцию От Не манипуляции.

Для того, чтобы наказывать СМИ за манипуляцию, нужно сначала в законе определить — что же такое манипуляция. То есть установить критерии.

Все прекрасно понимают, что с помощью СМИ можно влиять на людей с целью навязывания определенных идей, ценностей, формы поведения. Но понимать и доказать в суде — это разные вещи.

Скажем, то, что телеканал для заставок использует очень красивый музыкальный и видеоряд — это манипуляция. То, что ведущие на телеэкранах красивые — манипуляция. Даже название канала — это воздействие на сознание. Название статьи — тоже инструмент воздействия. Репутация автора материала — это влияние.

Сейчас все, что создает и передает информацию — это манипуляция. Даже страницы обычных людей в соцсетях, накладные ресницы и одежду оверсайз.

Есть линейки или весов, то есть однозначного и безусловного критерия, которым можно отделить манипуляцию От Не манипуляции

Нету манипуляции только в туалете. Там где человек наедине с собой.

Если начать наказывать СМИ за манипуляцию, тогда надо просто запретить СМИ. Я не видела СМИ, которые не использовали те или иные инструменты воздействия на аудиторию в различных целях. Как, собственно, не видела и людей, которые не хотели произвести лучшее впечатление о себе, чем они есть, то есть манипулировать.

Поэтому надо определиться, что вы хотите защитить. Если мозги и сознание людей от постороннего влияния, тогда создайте им новую религию. А если вы хотите защитить государство от разрушительных информационных операций врага, тогда это не о запрете манипуляций как таковых. Тогда надо:

-создавать мощную информационную альтернативу и противовес,

-создать систему мгновенной реакции на информационные диверсии РФ под прикрытием некоторых наших СМИ,

— нужно установить критерии для определения информации, посягающее на безопасность нашего государства,

— надо принять закон об информационном режим в условиях войны,

— надо наконец скоординировать информационные потоки органов государственной власти и представителей власти, потому что сегодня именно информация от представителей власти превращает информполе Украины в помойку и ослабляет критическое мышление людей.

АННА МАЛЯР

Они сознательно отказались от правды

  • 04.11.2019

Мы часто сравниваем постсоветскую человека с советской. Но в том и дело, что постсоветское обыватель, который ностальгирует по СССР, значительно токсичнее, чем гражданин «страны советов».

Советский человек мог быть искренне убеждена в том, что массовых репрессий в 30-е годы не существовало. Что Катынь — дело рук вермахта, а не советских расстрельных команд. Что карательная психиатрия — это клевета Запада. Что компартия искренне строит государство всеобщего благополучия.

В конце концов, что мы хотим от советского обывателя? Зажатого между работой и домом, между очередь на шведскую стенку и попыткой получить продуктовый дефицит? Информационная «железный занавес» была прочной — любая альтернативная картина мира не допускалась. Окружающая действительность была построена до его рождения, система пропаганды была отточена задолго до того, как она начала задавать вопросы. У нее просто не было другой реальности, чем та, в которой она жила. А только герметичный купол начал давать трещины — Советский Союз начал расползаться по швам.

Советский человек отвергала обвинения в адрес режима, потому что могла в них не верить. Постсоветская — выступает в роли адвоката дьявола

Но постсоветская человек, ностальгирует по СССР — это явление совсем другого порядка.

Потому что в багаже ​​у нового обывателя — девяностые годы. Те же, когда открывались архивы. Когда появлялись интервью диссидентов. Когда стала доступна информация о масштабах репрессий. Когда никаких иллюзий относительно советской системы подавления инакомыслия уже не осталось.

Постсоветской человеку даже не приходилось искать информацию о той системе, которая была построена в СССР. В девяностые эти данные стали мейнстримом — они звучали со всех экранов и со всех газетных полос. Они были главным содержанием избирательных кампаний и новой повестки дня.

Советский человек мог оправдывать советский строй по незнанию. Но постсоветский сторонник Советского Союза делает это сознательно. Советский человек отвергала обвинения в адрес режима, потому что могла в них не верить. Постсоветская — выступает в роли адвоката дьявола.

«Зато все боялись». «Зато стабильность». Все эти «зато» — это лишь попытка оправдать персональным комфортом репрессии против других

Постсоветский обыватель уже не может сослаться на то, что чего-то не знает. Что ему не доступны данные о реальных масштабах. Наоборот, он их знает, но скрывается за лукавое «зато». «Зато космические корабли». «Зато все боялись». «Зато стабильность».

Все его «зато» — это лишь попытка оправдать персональным комфортом репрессии против других. Он убедил себя, что ему лично было уютно в старой реальности — и он без тени сомнения готов разменять ее на судьбы других. Место наивности занял цинизм. Незнание изменилось подлостью.

Постсоветский просоветский — это тот, кто сознательно отказался от правды. Тот, кто добровольно надел на себя шоры. Тот, кто готов выносить в одну часть уравнения персональный комфорт, а в другую — судьбы всех остальных.

И если это не подлость, то что такое подлость?

Павел Казарин

Почему бы нам не занять деньги на внешних рынках для инвестиций в свои же инфраструктурные проекты

  • 27.10.2019

И эти люди запрещают нам ковыряться в носу «: $ 21,974 триллиона — долговая нагрузка США, при ВВП $ 20 трлн — более 100%. В Японии долг к ВВП почти 300%, Франция — 23,6%, Сингапур — 346%, Украина — 63%.

В долгах нет ничего плохого, если они используются как источник наращивания капитала и развития. Например, если вы привлекаете долг под 5%, а инвестированные средства дают 10% доходности, но вы на чужом капитале зарабатываете вдвое больше, чем нужно будет отдать.

Корпорации привлекают долговой капитал для развития новых проектов, для выхода на новые рынки. Правительства привлекают долговой капитал для стимулирования роста экономики — для развития важных инфраструктурных, энергетических и других проектов.

Так должно быть в идеале.

Украина же набралась долгов вследствие неэффективного управления и для преодоления последствий кризиса 2008 года. Мы тогда перекрывали бюджетный дефицит долгами. Китай, со своей стороны, спас свою экономику и бюджет стимулированием внутреннего спроса, в частности через долговые инструменты.

$ 1 инвестиций в транспортную инфраструктуру дает минимум $ 2 эффекта для ВВП

Представьте себе некомпетентного директора корпорации, который не умеет зарабатывать деньги, а все расходы финансирует за счет займов. Как долго такая корпорация протянет?

Сейчас президент и премьер-министр заявляет о стимулировании роста экономики до 7% в год. Для таких темпов роста экономики нужно привлекать к $ 30-50 млрд в экономику ежегодно.

Инвесторы в очереди не стоят, у меня вопрос, почему бы нам самим не занять деньги на внешних рынках для инвестиций в свои же инфраструктурные проекты?

Например, $ 1 инвестиций в транспортную инфраструктуру дает минимум $ 2 эффекта для ВВП. При инвестициях в $ 100 млрд получим эффект в $ 200 млрд. А когда мы будем готовы сами рисковать и вкладывать, уже и очередь инвесторов появится.

Что нам мешает сегодня сформулировать 10 основных инфраструктурных и энергетических проектов и со следующего года начать их реализовывать, привлекая заемный капитал? В том числе и внутри Украины?

Анатолий Амелин

Ключевая история в любом качественном назначении — качественный конкурс

  • 20.10.2019

Председатель Киевской области Михаил БНО-Айриян подал в отставку. Я не знаю истинных причин, но у меня нет никаких сомнений в его порядочности.

В конце концов, я вам прямо скажу — никакие новые схемы невозможно построить за 100 дней, а старые возглавить еще сложнее, поскольку они были завязаны на прошлую власть.

Вместе с тем, я убежден, что это только начало губернаторопаду. Как говорил президент: «Губернаторы — это моя проблема». В этом контексте смысл обсудить вопрос, а как собственно надо назначать руководителей ОГА, и в принципе РГА, и как им быть эффективными.

По сложности руководитель области значительно выше уровня министра. Фактически, это премьер — в миниатюре

Дело в том, что по сложности руководитель области, по моему мнению, значительно выше уровня министра. Фактически, это премьер — в миниатюре, который отвечает за все сферы. Поэтому и команда, и уровень кадров должно быть соответствующими. В этом и есть проблема, ведь мало кто из назначенных на эту должность осознает этот масштаб, а потому неизбежно попадает в ситуацию неподготовленности, недостатка знаний, кадров и решений.

Вообще, надо завершить децентрализацию и передать возможность областям формировать исполкомы, а надзор доверить — префект. Впрочем, пока это не реализовано, следует обсудить возможность улучшения процедуры назначения губернаторов. Вот несколько тезисов.

1. Ключевая история в любом качественном назначении — качественный конкурс. Несомненно, конкурс создает достойную конкуренцию, лифт для сильных кандидатов, но еще важно — конкурс заставляет кандидатов реально погружаться в ситуацию области.

2. В рамках конкурса каждый кандидат представляет свою программу действий по ключевым индикаторам. Система индикаторов должна быть разработана отдельно. Как пример:

  •  количество новых инвестиций;
  •  количество новых рабочих мест;
  •  расходы на развитие инфраструктуры;
  •  количество новых построенных объектов;
  •  общая радость и ощущение перемен жителями области.

3. Конкурсная комиссия рекомендует до трех кандидатур на принятие в Офис президента.

Конкурсная комиссия рекомендует до трех кандидатур на принятие в Офис президента

Такой конкурс имеет богатый мультипликативный эффект. Неважно из какой области вы родом, важно, что для участия в конкурсе, вам нужно будет реально в нее окунуться. Более того, вам еще предстоит анализировать кучу опытов и кейсов достижений этих индикаторов. Возможно вы даже будете привлекать серьезных консультантов для этой работы. После такого вы не будете тратить месяцы на посту, только чтобы разобраться где вы. Также и бюрократия не сможет вас дурачиты по полной.

И еще один бонус для президента от этой схемы. Через год каждый председатель ОГА сообщает по всем индикаторам. Результат «на табло». Понятна и проста система оценки работы.

На место интеллектуалов пришли «эксперты», а на место властителей — «технократы»

  • 14.10.2019

Чем больше мы оказываемся в «обществе знаний» (knowledge society), тем больше мы оказываемся в «обществе невежества». Такой вот парадокс современности.

Почему так? Ибо слово «знание» за последние десятилетия изменило смысл. Оно все больше означает «прикладное знание», «специальное знание». Общество знаний — это общество узкопрофильных специалистов. Поэтому на место интеллектуалов пришли «эксперты», а на место властителей — «технократы». И исчез горизонт.

И эта тенденция будет продолжаться: общество все больше фрагментируется, и знания вместе с ним. Поэтому мы все больше будем иметь гиперпрофесийних медиков, является невеждами в экономике, замечательных IT-спецалисты, которые несут бред об истории (и наоборот), и гениальных бизнесменов, которые не умеют отличить качественную новость от манипуляции.

Ведущая образовательная идея современности, что, мол, университеты должны работать исключительно на «рынок труда», губительна

Именно поэтому я говорю постоянно: ведущая образовательная идея современности, что, мол, университеты должны работать исключительно на «рынок труда», является губительной и уже привела нас в полный популизм. Ибо «универсальная» образование (какой должна заниматься университет, потому что он так называется) исчезла. Люди не имеют хотя бы базовых междисциплинарных компетенций. Поэтому манипуляции так легко проходят.

Профессию для «рынка труда» можно получить через год-два. Университет — не об этом. Он о горизонт знания. Об навык учиться, строить связи и «входить» (хотя бы на поверхности) в главные дисциплины, которые определяют нашу жизнь.

Вот ключ к «критическому мышлению». Ибо какое может быть критическое мышление, если ты узкопрофильный специалист, а в других сферах — полный невежда?

Владимир Ермоленко

Глазьева погубило то, что он всегда был теоретиком, а не практиком

  • 10.10.2019

Российский президент Владимир Путин освободил Сергея Глазьева от должности своего советника. Теперь Глазьев будет министром интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии — что, учитывая малозначимость самой комиссии в российской политической системе, значит скорее почетную синекуру, чем реальное влияние.

Не рискнет утверждать, что политическая карьера одного из самых одиозных представителей путинского режима закончена — в России любят «вечно вчерашних» и нередко снова возвращают их во власть — но время Глазьев Путину не советовать.

А уж он ему посоветовал! Именно Глазьев долгое время был в российском руководстве одним из главных «специалистов» из Украины — возможно, еще и потому, что родился в Запорожье и мог позиционировать себя как представитель «настоящих» Украинский — тех, которые жить не могут без России.

Крымская речь Путина — это Глазьев. Если не по тексту, то по содержанию

Как представителя «настоящих» Украинская, Глазьева не устраивали даже Янукович с Азаровым — тогда, когда вожди прокремлевской Партии регионов выступали за подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Глазьев тогда был «звездой» Украинская телевизионных шоу и с радостью критиковал там позицию украинских руководителей, которые, по его мнению, вообще сделки не читали и опасности ее для Украины — ну то есть для поглощения Украины Россией — не осознавали.

Но по-настоящему раскрылись «таланты» Глазьева после Майдана. Именно он был одним из главных разработчиков стратегии аннексии Крыма и последующего захвата украинского востока. Крымская речь Путина — это Глазьев. Если не по тексту, то по содержанию: ведь именно таких идеологических ориентиров придерживалась шовинистическая партия «Родина», одним из создателей которой он был.

Когда стало понятно, что война прекращена и начинается грабеж, Глазьев стал превращаться в маргинал

Глазьева погубило то, что он всегда был теоретиком, а не практиком, и теоретиком плохим, хотя российский академик. После оккупации Крыма и Донбасса Глазьев стал не нужен, а нужны стали люди, способные заниматься и марионеточной властью, и финансовыми потоками, и следить, чтобы «герои русского мира» не сильно воровали и делились. Когда стало понятно, что война прекращена и начинается грабеж, Глазьев стал превращаться в маргинала — на этом празднике жизни ему места не нашлось.

И его послали в Евразийскую экономическую комиссию.

Виталий Портников

Можем оказаться не в роли обвинителя, а в роли обвиняемого

  • 09.10.2019

Нидерландский парламент поддержал предложение фракции христианских демократов по дополнительному расследованию обстоятельств сохранения свободы воздушного сообщения над Донбассом 2014 года.

Казалось бы, обстоятельства этой ситуации является давно расследовано, ничего нового нидерландским парламентариям узнать не удастся. Однако их решение — очевидная политическая ответ на выдачу одного из участников уничтожения малазийского пассажирского лайнера, Владимира Цемах, российской стороне. В Нидерландах это решение президента Украины Владимира Зеленского вызвало взрыв возмущения — и родственников жертв трагедии, и политиков, и журналистов, и просто порядочных людей.

Было бы странным, если бы парламент этой страны, которому с таким трудом — буквально вопреки общественному мнению — удалось проголосовать за ратификацию соглашения об ассоциации с Украиной после отрицательного результата консультативного референдума — не отреагировал. Тем более, что украинское руководство ничего не сделало для того, чтобы продемонстрировать Гааге свое понимание ситуации и готовность к сотрудничеству.

Украинское руководство ничего не сделало для того, чтобы продемонстрировать Гааге свое понимание ситуации и готовность к сотрудничеству

В Нью-Йорке, во время сессии Генеральной ассамблеи ООН, у президента Украины Владимира Зеленского было время для встреч с бизнесменами, чья сомнительная репутация становится темой для сенсационных журналистских расследований и представляет украинскую власть как убежище коррупционеров. Но у главы нашего государства не нашлось времени на встречу с премьер-министром Нидерландов Марком Рютте — тем самым Рютте, который, рискуя своей репутацией, провел через парламент соглашение об ассоциации ЕС с Украиной. Позиции премьера по вопросу ответственности Украины за выдачу Цемах и так были не очень сильными. Но после поведения Зеленского в Нью-Йорке от них вообще ничего не осталось. Правительство было против продолжения расследования о ситуации с открытым небом в 2014 году. Но депутаты к нему не прислушались. Вообще. И это — только начало украинской поражения в Гааге.

Со временем становится более очевидным смысл спецоперации, в которой Владимир Путин искусно использовал неопытность Владимира Зеленского и склонность бывшего комика к быстрым эффектов. Выдача Цемах — это не только возможность для российского руководства избежать ответственности за уничтожение пассажирского самолета. Это еще и возможность разделить эту ответственность с Украиной.

Выдача Цемах — это не только возможность для российского руководства избежать ответственности за уничтожение пассажирского самолета. Это еще и возможность разделить эту ответственность с Украиной

Нидерланды всегда были «слабым звеном» в вопросах украинской европейской интеграции — вспомним хотя бы, как был использован закон о референдуме, который чуть не заблокировал процесс ратификации соглашения об ассоциации. Сейчас расследование нидерландского парламента вполне может прийти к выводу, что Украина вместе с Россией несет ответственность за падение самолета, должна компенсировать потери родственникам жертв. Так, все понимать, что это — политический вывод, что это — месть за Цемах, за срыв настоящего расследования. Но на суде в Гааге Украина рискует оказаться не в роли обвинителя, а в роли обвиняемого.

Виталий Портников