Освобождение Ройтбурда — красная линия, за которую не стоит заходить

  • 06.09.2019

Я все собиралась написать об Одессе. О том, какой она могла бы быть и которой вряд ли станет. Об Одессе утраченных надежд, пустых надежд и тотального разочарования.

И вот сегодня (текст написан 4 сентября — прим. Автора), когда стало известно, что Одесский областной совет большинством голосов проголосовала за досрочное расторжение контракта с директором Одесского художественного музея Александр Ройтбурд, стало понятно: писать, наверное, поздно. Потому красную линию пройдена. Чем бы ни закончилась эта печальная история. Потому что она еще не закончилась. И будут суды, и будет вмешательства органов государственной власти, и будут заявления политиков.

Одесса принимает всех, но не любит никого

Одесса принимает всех, но не любит никого. Чтобы быть признанным, нужно здесь родиться, сломать себе голову под ярким одесским солнцем, разочароваться, уехать, стать известным в другом городе или стране. И умереть желательно на другом континенте. Тогда, возможно, тебя полюбят и признают.

Здесь десятилетиями выясняют вопросы типа — где рожала твоя мама? Если в Одессе, то ты имеешь право говорить об Одессе. Если нет, то не стоит раздражать «коренных одесситов» своим вмешательством в жизнь города.

Для приезжих в командировку или на отдых Одесса создает впечатление гостеприимного города, где можно хорошо отдохнуть, вкусно поесть, отвлечься от проблем современности, вдохновиться морским воздухом — и, обновленным и одухотворенным, умчаться дальше.

А мы остаемся здесь один на один с драконами, чьи головы, как отрубают, растут удивительно быстро.

Александр Ройтбурд вызывает страшное раздражение у традиционных политических и культурологических одесских элит. Он должен быть одним из них. Руськомировцем, с великодержавным скрепами в мозге, с благоговением перед «южнорусское художественной школой», с скавулинням о «русском язык, який хотят у нас отобрать».

Ройтбурд родился в Одессе и по умолчанию должен быть здесь «своим». Но Ройтбурд не вмещается в одесские рамки, куда его постоянно пытаются загнать

Но он — не один из них. Александр Ройтбурд родился в Одессе и по умолчанию должен быть здесь «своим». Но Ройтбурд не вмещается в одесские рамки, куда его постоянно пытаются загнать многие — от депутатов Одесского областного совета к «широкой общественности», которая радостно подхватывает любую чушь о художнике и директора.

Поэтому Александр Ройтбурд эти «элиты» никогда не простят ни евромайдан, ни острых патриотических постов, ни ориентации на европейские ценности. И никогда не простят его провокационного искусства и игнорирование канонов все той же «южнорусское художественной школы». Не говоря уже о строке Википедии, где написано, что он «самый дорогой современный художник Украины». Этой строки ему тоже не простят.

Ройтбурду эти «элиты» никогда не простят ни евромайдан, ни острых патриотических постов, ни ориентации на европейские ценности

За год Ройтбурд несмотря на страшный административный сопротивление, лишение финансирования, вымогательство проверок и попытки создать паралич работе продемонстрировал, как можно менеджериты неповоротливого государственного монстра по имени Одесский художественный музей.

Нет смысла перечислять инициативы и проекты команды музея. Но стоит сказать, что все они становились явлением не только одесского, а и всеукраинской уровня.

Ройтбурд выживет без Одессы. И, видимо, Одесса тоже без него выживет. И Одесса, которая так и хочет оставаться на задворках цивилизационных процессов, игнорировать здравый смысл и бороться против всего нового, иного, прогрессивного.

Освобождение Ройтбурда — это месть той Одессе, которая в 2014 году вышла на улицы под желто-синими флагами; которая вдруг заговорила, пусть и слабой, но на украинском языке; которая восстала против произвола «регионалов»; которая начала плести маскировочные сетки, покупать защитные бронежилеты и оплакивать своих погибших на российско-украинской войне героев.

Освобождение Ройтбурда — это месть той Одессе, которая в 2014 году вышла на улицы под желто-синими флагами

Линия разлома между той и нашей Одессой — глубокая и травматическое. И Одесса жаждет реванша и наказания для всех, кто заставил ее вернуть в русло нового, модернового, свободного и независимого.

Наша Одесса сопротивляется и отчаянно отрывается от «совкового» прошлого. И для нас, тех, кто здесь живет, это вопрос не просто дискуссий и обсуждений. Это вопрос того, нам здесь физически.

Зоя Казанжи

Коментарі