Последние двенадцать месяцев президент занимался тем, что переступал красные линии

  • 16.03.2020

Год назад у Владимира Зеленского многие поверили. Это было несложно — будущий президент не мешал никому себя придумывать. Пока другие политики соревновались в прозрачности, главный претендент упражнялся в зеркальности. В нем отражались любые ожидания — и каждый видел то, что хотел.

Одни видели евроинтеграцию. Другие — миротворчество. Третьи — борьбу с коррупцией. Четвертые — социальное покровительство. Противоречивость ожиданий никого не смущала. Каждый был уверен, что президент будет жить именно его повестке дня. Ружья ожиданий обречены были начать стрелять — и они начали.

Правда только через год.

Пока другие политики соревновались в прозрачности, главный претендент упражнялся в зеркальности. В нем отражались любые ожидания — и каждый видел то, что хотел

Последние двенадцать месяцев президент занимался тем, что переступал красные линии. Те же, которые чертили ему на песке самые разнообразные группы. Но спасало его именно то, что линий было много — поэтому ни одна из них не тянула на роль той главной, после которой наступает перелом.

«Дело ветеранов и волонтеров», пограничные исключения для Dr. Alban, мирные инициативы Сергея Сивохо — это и многое другое успело настроить против президента живущих повесткой дня войны.

Отставка Кабмина, принесение в жертву Рябошапки, обещание разобраться с наблюдательными советами госкомпаний — успели разочаровать «рыночников». Тех, кто мечтал о реформах и евроинтеграции.

Земельная реформа и приватизация оттолкнули патерналистов. Фискальная политика озлобила ФЛП. Разговоры о подаче воды в Крым перевели в оппозицию крымских татар. А режим пенсионного счастья, который не состоялся, рискует откликнуться фрондой бюджетников.

В наличии — классическая история о несущие колонны. Каждое новое «случившееся» и «не случилось» выбивает очередные опоры из-под президента. Год назад он был президентом большинства. Но уже тогда было понятно, что главный вопрос в том, президентом которой именно меньшинства Зеленский в итоге выберет быть.

А второй вопрос заключается в том, как будут складываться отношения президента со своими крупнейшими акционерами.

Падение рейтинга похоже на падение котировок — этот процесс заставляет тебя перекредитовываться — вплоть до того момента, пока ты не попадаешь в полную зависимость от инвестора

Потому что любой перспективный политик всегда может рассчитывать на инвесторов. Тех, за чьи средства он будет создавать и содержать партию. Тех, кто будет инвестировать в его медиапопулярнисть. Тех, кому по силам содержать его политическую инфраструктуру. В случае победы политик начинает отдавать долги.

Весь прошлый год Зеленский был самым быстрорастущим политическим активом. Он дорожал ежедневно — и мог позволить себе выбирать союзников и попутчиков. Но падение рейтинга похоже на падение котировок — этот процесс заставляет тебя перекредитовываться — вплоть до того момента, пока ты не попадаешь в полную зависимость от инвестора. И уже не ты определяешь правила игры — а он.

Год назад главным капиталом Владимира Зеленского была его личная популярность. Но теперь вопрос не только в том, кому именно будут перетекать его бывшие сторонники. Куда важнее то, как будет меняться формат его собственных отношений с инвесторами. Всех тех, кого сам он мог считать своими ситуативными партнерами — не догадываясь о том, что «попутчики» не они, а он сам.

Шестого президента страны очень много будет роднить с его собственным избирателем. И тот, и другой будут расставаться со своими иллюзиями самостоятельно

Порой кажется, что третий президент Украины мог бы много рассказать шестом. В конце концов, кому, как не Виктору Ющенко знать о том, какой непостоянной может быть народная любовь. Или о том, чем грозит союз с пророссийскими партиями. Или о том, кто приходит к власти после слабого президента, сумел погрузить своих избирателей в апатию. С той лишь разницей, что Ющенко пришлось быть президентом в «Сити» нулевые, без открытого вооруженного конфликта с ядерной державой и «черных лебедей» в виде коронавируса.

Но один не расскажет, а другой не послушает. А потому шестого президента страны очень много будет роднить с его собственным избирателем. И тот, и другой будут расставаться со своими иллюзиями самостоятельно.

Пристегните ремни, будет трясти.

Павел Казарин
журналист