Путинский режим держится именно благодаря нежеланию цивилизованного мира бороться по-настоящему

  • 23.06.2021

После встречи с бывшей кандидаткой на пост президента Беларуси Светланой Тихановской в Евросоюзе объявили о введении новых санкций против режима Александра Лукашенко. Этот, так называемый четвертый пакет европейских санкций, коснулся ведущих секторов белорусской экономики.

Это экспорт калийных удобрений, нефти и нефтехимических продуктов, а также табачная промышленность и финансовый сектор. Именно эти отрасли экономики приносят Беларуси главную валютную выручку. Одновременно с Европейским Союзом свои санкции ужесточили Соединенные Штаты и Великобритания.

Значительно расширен список чиновников и бизнесменов, которые попали под санкции Запада, среди них члены семьи белорусского правителя, но что самое главное – российский «кошелек» Лукашенко, владелец нефтяных компаний «Русснефть» и «Сафмар» Михаил Гуцериев.

Гуцериева, кстати, обвиняют не в том, что его поставки на белорусские нефтеперерабатывающие заводы стали финансовым фундаментом лукашенковского режима. А в том, что он организовал приезд в Минск российских журналистов, заменяли протестующих белорусских коллег в телевизионном эфире на пике протестов против фальсификации президентских выборов.

Секторальные санкции Евросоюза вряд ли пошатнут самые основы власти режима Лукашенко — в самой тяжелой ситуации Путин просто даст своему вассалу новый кредит

Секторальные санкции Евросоюза вряд ли пошатнут самые основы власти режима Лукашенко – в самой тяжелой ситуации Путин просто даст своему вассалу новый кредит. Но, несомненно, эти санкции не смогут не отразиться на благосостоянии обычных белорусов, которые работают на предприятиях, попавших под секторальные санкции – в том же «Мази» или «БелАЗі».

Уменьшатся поставки продукции на западные рынки, прекратится сотрудничество с западными компаниями и неизбежно сократятся и размеры зарплат и количество рабочих мест. Однако в случае с Беларусью страны Европейского Союза это не остановило. Потому что есть четкое понимание, что необходимо жестко отвечать на действия режима, который не просто разгоняет акции протеста в собственной стране, но и позволяет себе авантюры с угоном самолетов и задержанием оппозиционеров, которые перемещаются из одной страны Европейского Союза в другую.

А вот в случае с Россией такого понимания почему-то нет. Мы все время слышим объяснения, что надо вводить такие санкции, которые никак не скажутся на обычных россиянах, а только на чиновниках и олигархах из ближайшего круга Владимира Путина. Что серьезные секторальные санкции против российского режима являются опасными и негуманными – а, может, просто невыгодными?

Секторальные санкции против российского режима являются опасными и негуманными – а, может, просто невыгодными?

После разгона белорусских протестов с Александром Лукашенко и представителями его окружения никто не собирается разговаривать. А с Владимиром Путиным разговаривают на специально организованных международных саммитах и считают большим достижением каждый новый раунд переговоров с самим Путиным или с кем-то из высокопоставленных российских чиновников. И даже временно прекращают европейские или американские санкции против этих чиновников, когда с ними нужно увидеться для конфиденциальных переговоров.

Такое отношение к санкциям создает ощущение вседозволенности и безнаказанности отнюдь не только у российского руководства, но и у российского общества в целом – независимо от того, каких политических взглядов придерживается отдельный российский гражданин. Этот гражданин видит, что на Западе не считаются с интересами его белорусского соседа. А на его интересы считаются-может, потому что боятся? Или потому, что политика российского режима все-таки не выглядит такой безумной и каннибальской, как политика Лукашенко?

Между тем никто и никогда не сможет объяснить вам, почему оккупация Крыма и Донбасса, убийства мирных жителей, создание самых настоящих концентрационных лагерей XXI века вроде той же «Изоляции», похищения и пытки, уничтожение пассажирского самолета – это хорошо, а разгоны протестов в Минске и других городах Беларуси, изолятор на Окрестина и избиения участников манифестаций – это плохо.

Почему пиратское задержание Романа Протасевича-это плохо, а попытка отравления Алексея Навального «Новичком» и последующие скитания самого известного российского оппозиционера – это хорошо. Почему в случае с Лукашенко можно вводить секторальные санкции и не сокрушаться, что «маленького белоруса» завтра уволят с работы, а в случае с Путиным «маленький россиянин» – это наше все.

В случае с Лукашенко можно вводить секторальные санкции и не сокрушаться, что «маленького белоруса» завтра уволят с работы, а в случае с Путиным «маленький россиянин» – это наше все

Почему Беларусь не можно принимать в Совет Европы за то, что режим Лукашенко не отказался от смертной казни, а в случае с Россией можно отменять санкции, которые ввели за Крым и Донбасс – только чтобы продолжить диалог с глупыми людьми, которые являются депутатами парламента исключительно потому, что так захотел Путин.

Объяснить это можно исключительно одним. Вовсе не заботой об обычных россиян, вовсе не стремлением к диалогу с режимом, который не скрывает стремления к внешней агрессии и подавления внутреннего инакомыслия, а элементарным отсутствием политической воли. Надеждой на то, что проблема российского политического режима рассосется сама собой, что западная демократия эффективнее российского авторитаризма.

А поскольку этот авторитаризм-ввиду экономической несостоятельности-не может быть реальным конкурентом Запада, так зачем обострять ситуацию и провоцировать Путина? Не нужно его провоцировать, пусть себе гниет в Кремле и когда-нибудь сгниет. Это именно то, что бывший президент США Барак Обама назвал «кумулятивным эффектом» санкций.

Но в этом случае нужно признать, что путинский режим во многом держится именно благодаря нежеланию цивилизованного мира бороться по-настоящему.

Ну и, кстати, лукашенковский режим существует именно благодаря нежеланию цивилизованного мира бороться с путинским режимом. Ведь для Минска важна прежде всего российская поддержка, экономическая и политическая, и никакие западные санкции не пугают Лукашенко, пока на его стороне Путин.

Для Путина серьезные секторальные западные санкции как раз являются очень опасными, но их никто вводить не собирается, ими только пугают

А вот для Путина серьезные секторальные западные санкции как раз являются очень опасными, но их никто вводить не собирается, ими только пугают: вот если сделаешь то или иное, нападешь на Украину «по-настоящему» или умрет Навальный – вот тогда.

А что тогда, собственно? Путин очень точно чувствует грань между своими преступлениями и ситуацией, когда Запад просто не сможет не ответить серьезно – и может этой «красной линии» никогда не перейти, тем более, что сам Запад эту «красную линию» все время передвигает по мере передвижения самого Путина.

И да, в случае такого осторожного отношения к борьбе с агрессивным авторитаризмом путинский режим действительно будет гнить. Но одновременно-дестабилизировать Украину и другие соседние страны. Одновременно-создавать критические ситуации для Запада везде, где получится. Одновременно-уничтожать все ростки инакомыслия в собственной стране.

Это будет очень опасное гниение.

Виталий Портников
Журналист, публицист

Коментарі